58
Array ( )
Россия: Москва Санкт-Петербург
Контакты
в регионах
Контакты в регионах
Свернуть
РоссияМосква тел: +7 (495) 223-27-93 e-mail: info@intalev.ru
РоссияСанкт-Петербург тел: +7 (812) 335-04-88 e-mail: info@intalev.ru
+7 (495) 223-27-93
info@intalev.ru
Услуги
История успеха

Финансовая Корпорация "Открытие"
Марина Иммоева, Финансовый директор.

«...Мы достигли существенных результатов: оперативности и создания красивой и понятной отчетности... »

Читать
Все отзывы

Программа «Они сделали это!»

ФИНАМ FM

Автор: Алексей Федосеев

Опубликовано: ФИНАМ FM (28.05.2009)

Аудиозапись:

Загрузка плеера

ЛИХАЧЕВА: 9:07 в столице. Доброе утро! Вы слушаете «Финам FM». Меня зовут Елена Лихачева. Здравствуйте!

В последнее время мне везет, и чуть ли не каждый день удается встречаться с различными руководителями малых, больших и очень больших российских предприятий. Так вот, не знаю, то ли уж кризис на это повлиял, то ли, может быть, что-то другое, они почему-то в последнее время в один голос говорят: «Успех спрогнозировать нельзя. Технологии успеха нет». Тем не менее, мой сегодняшний гость выбрал для своей собственной компании слоган следующий: «Технология вашего успеха». Поспорим с ним на эту тему в том числе. У нас сегодня в гостях Алексей Федосеев. Доброе утро!

ФЕДОСЕЕВ: Да, всем доброе утро!

ЛИХАЧЕВА: Давайте сначала рубрика «Статус», а потом начнем с вами предметный разговор, про успех в том числе.

СТАТУС: Алексей Федосеев. Генеральный директор группы компаний «ИНТАЛЕВ». 32 года. Женат. Воспитывает дочь.

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ: В 1998 году окончил Санкт-Петербургский государственный университет. Будучи студентом 3 курса, совместно с Евгением Добровольским основал компанию «ИНТАЛЕВ» – интеллектуальные технологии Алексея и Евгения. За 12 лет работы создал успешный бизнес в одной из самых сложных интеллектуальных сфер деятельности – на стыке управления и информационных технологий. Автор многочисленных публикаций о методологических и практических аспектах построения информационных систем, оптимизации управления предприятием. С 2003 года входит в состав подкомитета по информационным технологиям, комитета по промышленной политике Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Член клуба IT-директоров. Увлекается путешествиями и посещением старинных замков.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Алексей, спасибо, что нашли время к нам сегодня заглянуть. Или у вас сейчас времени достаточно много, потому что многие сейчас говорят о том, что консалтинг не то, чтобы терпит бедствие, но некоторые трудности все-таки испытывает в этот момент времени? Или нет, или все совсем не так?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, конечно, мы живем не на Луне, поэтому трудности, естественно, переживаем. Так наоборот, наверное, трудности – это время, когда нужно более активно работать. Как говорится, во времена тощих коров нужно лучше думать и быстрее бегать, поэтому времени достаточно мало. Не далее как вчера я вернулся из Сибири, завтра уезжаю в Питер. Поэтому действительно, активность достаточно высокая у нас для того, чтобы на фоне этих кризисных явлений и снижения спроса, которое, безусловно, происходит, тем не менее, продолжать расти. Именно такую амбициозную цель на этот год мы поставили себе в группе компаний «ИНТАЛЕВ».

ЛИХАЧЕВА: А вы хотите расти, и это совпадает с вашими желаниями? Ваши возможности и достигнутые результаты, скажем, за вторую половину 2008 года – вы можете сравнить, например, с тем же самым периодом за 2007 год? Просто по прибыли.

ФЕДОСЕЕВ: Я могу дать даже более актуальные данные по «ИНТАЛЕВ». Мы за первый квартал этого года, 2009, приросли по отношению к аналогичному периоду прошлого года, 2008. Я даже не буду сейчас говорить, насколько, потому что все равно, наверное, не поверите, но это действительно существенная цифра.

ЛИХАЧЕВА: Нет, говорите, насколько.

ФЕДОСЕЕВ: Больше чем на 40%. Увеличение на 40%.

ЛИХАЧЕВА: У вас на сайте написано 54%.

ФЕДОСЕЕВ: Это за год. За 2008 по отношению к 2007. А я теперь уже сравниваю первый квартал 2009 с первым кварталом 2008. И говорю, что, в частности, например, по центру...

ЛИХАЧЕВА: Близкие цифры, или нет?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, больше.

ЛИХАЧЕВА: Больше?

ФЕДОСЕЕВ: Больше прирост. И это ситуация нормальная, поскольку мы занимаемся действительно реальным, полезным делом, и сегодня клиенты видят в том, что именно, как вы сказали, с помощью этих пока еще загадочных для вас и слушателей технологий успеха – они действительно его добиваются.

ЛИХАЧЕВА: Примеры приведите? Потому что я – девушка вообще скептическая, и если честно, вы правильно сказали, не верится.

ФЕДОСЕЕВ: Давайте такой, может быть, очень простой пример. Допустим, вы, наверное, знаете, что сейчас все строители и девелоперы лежат. Кто еще лежит...

ЛИХАЧЕВА: Не все, но многие.

ФЕДОСЕЕВ: Кто еще лежит в городе, а кто уже на кладбище. Например, а другой представитель этой отрасли, компания «Открытие недвижимости», естественно, являющаяся нашим клиентом, очень уважаемым клиентом, достаточно активно развивается в настоящее время, успешно закрыла прошлый год – мы знаем, опять же, ее финансовые данные – и совершенно оптимистично смотрит в будущее. Почему? Потому что в том числе, например, если уже теперь немножко все же погружаться в дебри, ребята успешно управляют финансами. Это, по сути, для всего строительно-девелоперского...

ЛИХАЧЕВА: С какого года вы сотрудничаете с этой компанией?

ФЕДОСЕЕВ: Уже сотрудничаем года два. Могу в чем-то ошибаться, но, грубо говоря, года два. И это тоже как раз показатель, что они прибежали к нам не когда кризис грянул, как русская пословица, пока гром не грянет, мужик...

ЛИХАЧЕВА: Как раз года два назад уже были первые в Европе и в Англии не отголоски, а скажем, первые признаки, по которым можно было заключить, что вот уже скоро-скоро этот кризис придет и к нам.

ФЕДОСЕЕВ: Сейчас многие об этом говорят. На самом деле, мы работаем именно с теми компаниями, просто так получается, которые не то, что уже отвечают на то, что гром грянул, и теперь нужно что-то срочно делать. Зачастую это бывает уже поздно делать, и действительно, это клиенты корпоративного кладбища, если хотите, мы еще эту тему обсудим. А мы работаем с теми, кто просто строит прозрачную, эффективную систему управления. Вот ваш корабль попал в шторм. Может быть, вы его предвидите, может быть, вы его не предвидите, неважно. Наступил шторм. Вы на него повлиять не можете. От чего будет зависеть успех вашего корабля? Да по большому счету, от двух вещей. Первая – насколько хорошо был спроектирован и сооружен корабль, на котором вы плывете, правильно? Просто правильность расчетов и прочность конструкций, это первый момент. И второй момент – это слаженность действий команды во главе с ее капитаном.

ЛИХАЧЕВА: Я вам еще третий момент назову. Нужна обязательно хорошая карта. Потому что ни хороший проект вашего корабля, ни хорошая команда никаким образом не повлияет, если вы, например, натолкнетесь на какой-нибудь айсберг или риф.

ФЕДОСЕЕВ: А если у меня будет хороший корабль...

ЛИХАЧЕВА: А карты у нас, понимаете, нет сейчас ни у кого никакой карты.

ФЕДОСЕЕВ: Нормально.

ЛИХАЧЕВА: Да нету.

ФЕДОСЕЕВ: Отчасти я с вами соглашусь. В бизнесе картой называется стратегия. Стратегию нельзя нарушать. Если ты хочешь похудеть – соблюдай диету, очень просто. То же самое и здесь – ее нельзя нарушать. И если компания четко придерживается, то вы действительно, правильно замечаете, но это уже просто следствие наличия команды во главе с капитаном.

ЛИХАЧЕВА: Вы мне скажите, каким образом внутренняя стратегия коррелирует с внешними факторами? Потому что у меня, допустим, как у руководителя даже очень большой корпорации, есть своя стратегия, но если, например, у руководителя государства, в котором моя корпорация существует, стратегия совсем другая, или ее просто нет вообще в природе, то что мне делать со своей стратегией, дома с ней сидеть?

ФЕДОСЕЕВ: Зачем дома сидеть? Можно с ней работать. Я думаю, все мы так или иначе, все же, не вчера прилетели в Россию, а уже привыкли жить в этом государстве, с рождения, с пеленок. И, в общем-то, что, нормальное государство. Отсутствие стратегии – это тоже, люди говорят, своего рода стратегия, и она тебе тоже открывает определенные возможности. Причем...

ЛИХАЧЕВА: Я вот вам про это как раз и говорю, что спрогнозировать практически невозможно.

ФЕДОСЕЕВ: ... Я бы не сказал, что у российского государства нет стратегии. И что, например, рубль будет обвален, но допустим, не драматически, а на столько величину, например – это можно было четко просчитать, и это было понятно. С одной стороны, мы не выдержим прежнего курса, с другой стороны, драматические колебания – это социальные потрясения. Вот и все.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, а вот недавно объявляют наши самые большие финансовые топы – просто сейчас не хочу эту тему совсем поднимать, но тем не менее, вы понимаете, о чем я говорю. Они сначала говорят о том, что у нас евро теперь на коне. На следующий день они объявляют: слушайте, нет мы ошиблись. Вы знаете, мы тут ошиблись, что-то там с РКО произошло, и теперь опять доллар. Вот это как?

ФЕДОСЕЕВ: Это частный случай. И это как раз, возвращаясь к моему примеру, примеры небольших айсбергов на пути хорошо спроектированного корабля. Он их а) либо просто переедет, не заметит, либо б) команда – если это более серьезные айсберги – предпримет меры, чтобы исправить курс. Но исправить не цель – не цель, я обращаю внимание, корабля – а курс, временно. Оплыть айсберг – и вернуться на прежний курс для того, чтобы прийти к той же самой поставленной цели.

ЛИХАЧЕВА: Алексей, вы таки настаиваете, у успеха есть технология?

ФЕДОСЕЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: Его можно спрогнозировать, и можно просчитать...

ФЕДОСЕЕВ: Можно.

ЛИХАЧЕВА: ... Учитывая даже такие странные и в ряде случаев совершенно, на первый взгляд, не предсказуемые факторы, которые мы сейчас переживаем. Кстати, не только в российском государстве, но и во всем мире.

ФЕДОСЕЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: Настаиваете? Хорошо, давайте на две минуты прервемся, и выслушаем ваши аргументы очень скоро в эфире «Финам FM» от человека, который занимается технологиями успеха, генерального директора группы компаний «ИНТАЛЕВ», Алексея Федосеева.

Реклама

***

ЛИХАЧЕВА: Доброе утро на «Финам FM»! Адрес нашего сайта – www.finam.fm, можно задавать вопросы по поводу успеха, по поводу стратегии, прогнозируемости успеха. У нас сегодня большой специалист по технологиям успеха, его зовут Алексей Федосеев. Это генеральный директор группы компаний «ИНТАЛЕВ».

Хорошо, ладно, давайте допустим, что я поверю в то, что успех даже в такой сложной ситуации и, в общем, не простой стране, как Россия, можно таки спрогнозировать. Как? Что делать-то?

ФЕДОСЕЕВ: Для этого нужно иметь несколько вещей. Я все же буду уже немного углубляться в термины. Сначала нужно поставить четкие достаточно цели перед твоим бизнесом, перед твоим предприятием, которых ты хочешь добиться. Простейшая вещь, на самом деле, в 30% случаев мы видим – их нет. Но о каком тогда успехе идет речь, если еще Льюис Кэрролл для детей говорил: если ты не знаешь, куда ты хочешь прийти, ты всегда либо не придешь, либо придешь, в зависимости от настроения.

ЛИХАЧЕВА: Тот же самый Льюис Кэрролл говорил, что как раз таки тогда, когда ты не знаешь, куда ты хочешь пойти, ты можешь попасть в самое интересное место.

ФЕДОСЕЕВ: Вот именно! Только в бизнесе самое интересное место зачастую не самое выгодное, и ты можешь попасть, действительно, в очень такую ситуацию. Это во-первых. Во-вторых, это уже, соответственно, четко разработанная стратегия, как уже способ достижения этой цели. Если мы продолжаем эту аналогию с кораблем – так вот, то, что мы собрались плыть на корабле к поставленной цели – это будет наша стратегия. Ведь мы туда могли лететь, могли, допустим, добираться на машине, или еще как-то. Мы выбрали определенное средство. Дальше подключаются уже нижеследующие технологии – управление финансами, управление взаимоотношениями с клиентами, управление продажами. Я не зря эту тему затронул, потому что сегодня многие компании видят падение спроса и считают, что эта ситуация как данное. Типа, на улице дождь, ну и все. Но ведь от дождя есть зонтики, от дождя есть плащи и какие-то еще средства, когда человек остается сухим. Так вот, очень многие сегодня бизнесы просто не понимают, что в условиях действительно падающего или меняющегося спроса нужно устанавливать иные отношения с покупателями, управлять взаимоотношениями с покупателями, и через это управлять своими продажами. Это тоже определенная технология, и как вы понимаете, успеха. Ну, и так далее. Для тех же строителей, девелоперов это будет управление рисками и управление проектами, это обязательная составляющая.

ЛИХАЧЕВА: Алексей, знаете, а вы достаточно простые и очень правильные, очень простые вещи говорите. Я думаю, что люди, которые даже хотели где-нибудь в будущем, в перспективе, заняться бизнесом, наверное, на бумаге все это прекрасно воспринимают. «Так, целеполагание, конечно. Мотивация, да, конечно. Стратегия? Конечно, я должен разработать стратегию». И дальше все по полочкам. Но почему тогда так мало стартапов выстреливает? Давайте мы сначала услышим мнение людей, которые гуляют на Чистопрудном бульваре. Мы их так и спрашивали: как вы думаете, почему большинство начинаний в бизнесе заканчиваются... Да, собственно, ничем они не заканчиваются. Давайте послушаем.

(опрос)

- Потому что бизнес, который сейчас у нас существует, в течение 20 лет, надуманный. Он создан искусственно.

- Наверное, из-за кризиса очень мало возможностей сейчас начинать бизнес. Сейчас, мне кажется, сельское хозяйство будет альтернативой для начинания.

- Наверное, из-за непродуманности, я думаю. Люди не до конца осмысливают, что они делают.

- Не знаю, наверное, структура неправильная. Неправильно продуманный бизнес. Может быть, еще от людей зависит, неправильный коллектив подобранный, плохие руководители.

- Очень плохо сделаны законы. Слова одни, дела совершенно другие, абсолютно. Наши правители и сдохнуть, извините, грубо, с голода не дают, и развиваться не дают.

- В стране нет атмосферы для честного бизнеса. У нас нет культуры честного ведения дел. Люди не читают законы.

ЛИХАЧЕВА: Как вам подобные высказывания? Давайте с последнего начнем.

ФЕДОСЕЕВ: Страшилки какие-то, в общем-то.

ЛИХАЧЕВА: Да это не страшилки. Мы совершенно честные делаем опросы, вы можете каждый день видеть наших корреспондентов, которые гуляют на Чистопрудном бульваре и, кстати, очень симпатичные. И их делают.

ФЕДОСЕЕВ: Как-нибудь загляну, посмотреть.

ЛИХАЧЕВА: Заходите.

ФЕДОСЕЕВ: Во-первых, наверное, для такой передачи следует опрашивать не людей на Чистопрудном бульваре, потому что всегда, во все времена есть статистика – только 5% людей всего могут быть предпринимателями. И в принципе, они вряд ли вот так вот гуляют на бульваре. Это первое.

ЛИХАЧЕВА: Ха! Но подождите, наша программа сделана не только для 5% предпринимателей, но и для широкого круга слушателей, которым тоже интересно, какой такой жизнью живут писатели, предприниматели, бизнесмены и так далее. У нас не только предприниматели бывают в эфире. Продолжаем.

ФЕДОСЕЕВ: Это понятно, просто это первая цифра. И вторая цифра, состоящая в том, что опять же, по той же самой мировой статистике, где-то за первые три, пять, где-то семь лет – не принципиальная даже бывает разница – 50% бизнесов умирают. Так называемый период полураспада, образованный новый бизнес умирает. Это тоже статистика, которую нужно просто понимать и к ней быть готовыми. Так же, как есть статистика какая-то детской смертности, или еще чего-то. Ты можешь думать, что это где-то в другом мире, но, тем не менее, это будет. А второй уже, действительно, стоит вопрос «почему». На самом деле, причин несколько, и их здесь, сейчас, я думаю, можно достаточно долго перечислять...

ЛИХАЧЕВА: А вы не могли бы назвать три основные причины? Потому что статистику я, в принципе, тоже знаю. Честно говоря, я даже более страшную статистику слышала – хорошо, что вы как-то снова вселили в меня оптимизм, потому что если только 50% в первые, как вы сказали, 5-7 лет умирают, то это еще и ничего.

ФЕДОСЕЕВ: А от оставшихся 50 за следующие 5 лет еще 50% умирают. Так что выживает 25 уже через 10 лет.

ЛИХАЧЕВА: Так, хорошо. А лет через 20 остается сколько процентов?

ФЕДОСЕЕВ: Лет через 20 остаются процентов 10, а лет через сто остаются просто единицы. Просто их можно пересчитать по пальцам. Еще причем при условии, что политический строй в стране настолько долговечен, что бизнес может существовать.

ЛИХАЧЕВА: Да, тут, конечно, в таких долгосрочных проектах, компаниях, конечно, внешние факторы играют наиболее решающую роль. Хорошо. Самые главные, на ваш взгляд, ошибки? Почему не получается строить бизнес с нуля?

ФЕДОСЕЕВ: Я думаю, что тут можно привести несколько причин, на основании собственного нашего опыта. Во-первых, сегодня многие предприниматели, и это уже богатые достаточно люди, какие-то даже олигархи, у них такой пошел эффект, что снесло крышу. Кто-то покупает английские клубы, кто-то еще что-то. И, в общем-то, у людей создалось впечатление, что море по колено. Любое начинание, какое они ни начнут, закончится успешно. Как Эльдорадо – воткни, и везде вырастет денежное дерево. Это реально мы видели таких людей, причем люди просто живые.

ЛИХАЧЕВА: Но у них не просто так снесло крышу...

ФЕДОСЕЕВ: Это богатые.

ЛИХАЧЕВА: ... Вообще-то, в 90-х годах, и в самом деле, многие думают, что в России в 90-х годах был, в каком-то смысле, Эльдорадо.

ФЕДОСЕЕВ: Так и было. Можно привести здесь примеры даже недавние, более, может быть, 3 года назад. Человек просто строил какое-то примитивное здание, жилое здание на несколько десятков квартир в Караганде и знал, что с этого дома он миллион баксов поднимет. Все, вот ему Эльдорадо, а где эта Караганда, никто даже не знал. Он просто знал, что он туда дал денег, и оттуда ему через годик привезут миллион наличными. Но это не управление бизнесом, это просто халява, которая сейчас так раз – хорошо, что закончилась.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. И такого уже больше не будет?

ФЕДОСЕЕВ: Я думаю, что в ближайшие лет 10 – нет, потому что эта прививка, которую мы все получили, она имеет свой период действия. Иммунитет сейчас вырабатывается хороший.

ЛИХАЧЕВА: Я знаю некоторых бизнесменов, которые сейчас сидят и ждут. Они до конца еще не поверили, что это все закончилось. Они сидят и ждут, что опять все это вернется.

ФЕДОСЕЕВ: Ну, когда они наконец а) либо проедят все свои денежки – они вынуждены будут к чему-то предпринимать, либо когда просто надоест, и они поймут, что надо просто перестраиваться. И я бы сказал, не перестраиваться даже, а возвращаться к нормальной жизни. Действительно, это время Эльдорадо, во многом надуманное и эфемерное, прошло, и пришел период нормального, прозрачного, эффективного бизнеса, который мы видим, в общем-то, и видели в других, развитых странах мира. Где нет таких баснословных прибылей, нет такой халявы, как я, допустим, приводил примеры. И, соответственно, если у людей есть это представление, то они будут тщательнее относиться к своим расчетам.

ЛИХАЧЕВА: С первой причиной разобрались. Поняла. Еще?

ФЕДОСЕЕВ: Вторая причина – это неверно просто разработанная бизнес-модель для данного бизнеса. Даже если ты плюс-минус уже определился и начинаешь разрабатывать, действительно, на уровне деталей люди просто неправильно выбирают бизнес-модель. В частности, на примере того же самого управления финансами. Приведу пример. Предприниматель закупает в Китае партию товаров, обуви, миллион, полтора пар ежегодно. Осенью платит 50% под весеннюю коллекцию. По факту того, как ему зимой сделают, он должен оплатить вторые 50%, товар приезжает в Россию, здесь он по региональным оптовым дистрибьюторам распродает, дает им отсрочку платежа еще в несколько месяцев. Постепенно эти деньги собирает, и таким образом, цикл финансовый получается месяцев 9, и вроде как бы он зарабатывает прибыль. При каких условиях можно жить? Если у тебя 100% наценка. Потому что на весь этот цикл, 9 месяцев, тебе нужен банковский кредит. Потому что сначала ты кредитуешь китайцев, потом ты кредитуешь покупателей своих, и это 9 месяцев получается. Несколько лет назад – не вопрос.

ЛИХАЧЕВА: Да даже если года два-три, в общем-то, тоже не вопрос.

ФЕДОСЕЕВ: Это и есть несколько. Сегодня...

ЛИХАЧЕВА: Нет, два – это не несколько.

ФЕДОСЕЕВ: ... Получит ли он кредит – это первый большой вопрос. Просто под такую модель бизнеса. И второй вопрос – уже сможет ли он потом отбить этот кредит, поскольку там еще вкрадываются и валютные риски, что ты должен китайцам платить в юанях, считай, в долларах, а он как скакнул по отношению к рублю недавно, и так далее. И, например, это значит неверная бизнес-модель и стратегия. И мы для этого предпринимателя разрабатываем иную стратегию, что уважаемый друг, надо все же, как говорится, как это призывают в автопроме, локализовать сборку. Может быть, надо производить в России – тогда у тебя и финансовый цикл будет меньше, и не будет валютных рисков. То есть, изменяется бизнес-модель. Он не меняет стратегию заниматься обувью. Но бизнес модель серьезным образом корректируется.

ЛИХАЧЕВА: Да меняется компания просто. Одно дело – торговая компания, купил-продал, а вы предлагаете сделать производственную компанию. О какой стратегии...

ФЕДОСЕЕВ: На языке специалистов это называется изменение бизнес-модели. Изменение бизнес-модели – он как продавал обувь, так и продает.

ЛИХАЧЕВА: Так, подождите...

ФЕДОСЕЕВ: Он хочет стать лидером в определенном сегменте.

ЛИХАЧЕВА: А бизнес-модель и стратегия – это одно и то же, на языке специалистов?

ФЕДОСЕЕВ: Это, все же, немножко разные вещи.

ЛИХАЧЕВА: Вот мне тоже кажется, что это все-таки разные вещи.

ФЕДОСЕЕВ: Да, это разные вещи, хотя они близкие, если мы правильно понимаем смысл слов. Стратегия – это способ достижения цели, и бизнес-модель – тоже, просто это уже как нижележащая. Есть некие слои управления бизнесом.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. В данном случае вы бы посоветовали не закупать, а начать производить здесь. В этом заключается смысл смены стратегии для данной конкретной компании? Которая раньше ввозила...

ФЕДОСЕЕВ: Да. Давайте укрупненно говорить, без влезания в детали – да. И мы это не мы бы, это было действительно применено, то есть, действительно, вы правильно говорите, что компания существенно изменяется. Ей теперь нужны другие компетенции, другие люди. Но если человек поставил цель заниматься обувным бизнесом и стать в нем лидером – обращаю внимание, цель никуда не поменялась – то ему, значит, надо просто выбрать другой курс. Понимаете смысл?

ЛИХАЧЕВА: Я знаете, думаю, что в данном случае, в данном только случае нужно еще голову бизнесменам поменять. Потому что если человек изначально и долгое время занимается «купи-продай», у него все-таки менталитет определенного сорта.

ФЕДОСЕЕВ: Да, конечно.

ЛИХАЧЕВА: Потому что все-таки, наверное, люди делятся на продавцов, такие «купи-продай», еще раз повторю, и людей, которые занимаются производством. Они не продают, и неважно что, им главное как, а они это производят, они это делают.

ФЕДОСЕЕВ: Тут отчасти не соглашусь с вами. Постольку, поскольку предприниматель, настоящий предприниматель, тем и славится, что у него очень гибкое мышление, и возможность увидеть возможность, которую ему предоставляет внешний мир. И именно если этот человек является настоящим предпринимателем, то он достаточно быстро перестроится. Может быть, с какой-то ломкой для себя, с какими-то последствиями. Но если рынок изменился – то у нас нет ничего иного, никакого иного рецепта, кроме как изменить модель своего поведения на нем.

ЛИХАЧЕВА: Давайте сейчас прервемся на краткие новости, а потом вы мне расскажете, на самом деле, каким должен быть настоящий предприниматель, помимо того, что у него обязательно должны быть гибкие мозги. Какими должны быть эти 5%, по вашему мнению, для того, чтобы меняться вовремя, для того, чтобы изменять свою стратегию вовремя, слушать консультантов вовремя, а не в разгар кризиса, и так далее. Сейчас – краткие новости, и очень скоро мы вернемся в студию «Финам FM» с Алексеем Федосеевым, генеральным директором группы компаний «ИНТАЛЕВ».

Новости

***

ЛИХАЧЕВА: Еще раз здравствуйте. Адрес нашего сайта – www.finam.fm. У нас сегодня в гостях – Алексей Федосеев, человек, который занимается стратегиями успеха, технологиями успеха, уже, кстати, очень много лет – об этом мы обязательно поговорим, об истории вашей компании, сегодня. Компания называется «ИНТАЛЕВ», вы – генеральный директор группы этой компаний. Даже не компания, а группа это компаний. Еще раз озвучьте, пожалуйста, оборот за прошлый год?

ФЕДОСЕЕВ: Это более 340 миллионов рублей, по группе компаний.

ЛИХАЧЕВА: У вас 11 уже офисов у нас по стране?

ФЕДОСЕЕВ: Да. Это не по стране, а по СНГ. В каждом федеральном округе России – у нас их 7, плюс Казахстан, плюс Украина – это получается 9. И есть еще небольшие субофисы, например, в Казани, во Владивостоке. Соответственно, отсюда и получается цифра 11.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо. Мы с вами остановились на качествах настоящего предпринимателя. Гибкость мышления мы уже назвали, что еще?

ФЕДОСЕЕВ: Да, и я просто поправлю, что это не просто гибкость мышления. Можно быть очень гибким, а это именно гибкость с точки зрения видения возможностей, которые тебе всегда предоставляет внешний мир. Есть хорошая поговорка, когда отец с сыном приехали продавать ту же самую обувь в Африку, и сын говорит: «Отец, смотри, тут все ходят босиком, мы ничего здесь не поймаем, тут нет таких обычаев». Более умудренный опытом отец говорит: «Сын, так ты посмотри, сколько у нас возможностей! Здесь все ходят босиком!» Вот она, разница. Это раз качество.

ЛИХАЧЕВА: Усвоила.

ФЕДОСЕЕВ: Отлично. Второе качество – это обратное, что ли, гибкости. Настойчивость. Настойчивость, упорство и упрямство. Здесь можно четко сказать, что после того, как ты себе поставил цель, надо уметь, действительно, идти к ней, невзирая на ту же самую внешнюю среду, и внутренние сложности, которые, безусловно, будут. А просто тупо, упрямо бить в одну точку. Вот это – второе качество, именно как предпринимателя. А дальше мы уже говорим о том, что, наверное, предпринимательские качества заканчиваются, и начинаются менеджерские качества. То есть, это уже возможность организовать коллектив, сформировать команду, сплотить ее, мотивировать на определенную цель, разработать планы детализированные достижения, и так далее, и так далее. Это уже качества не как предпринимателя, а как менеджера. Почему? Потому что, в принципе, ты можешь этим не заниматься сам, а нанять топ-менеджера, который будет этим заниматься.

ЛИХАЧЕВА: Поняла. Скажите, пожалуйста, Алексей, какая, на ваш взгляд, существует ключевая разница между владельцем бизнеса и, может быть, топ-менеджером с очень большой зарплатой, большими бонусами и так далее, но, все-таки, наемным топ-менеджером? Есть какая-то ключевая, принципиальная разница между двумя этими? Может быть, это типы людей, или, может быть, это случайность какая-то, судьбы просто разные? Как вы воспринимаете?

ФЕДОСЕЕВ: Я думаю, что разница есть, потому что, по-хорошему, владелец будет каждый день засыпать с мыслью, что он может сделать для компании лучше и больше еще на завтра, это во-первых. И во-вторых, у него, с другой стороны, ответственность. Банальная даже просто ответственность – будут ли завтра деньги заплатить наемному персоналу, которому ты что-то пообещал, зарплату? У него вот такая ответственность. Зачастую мы, к сожалению, видим: у топов такой ответственности нет. Потому что это просто место работы, куда он принес свое тело, ушел вечером, и время прошло, солдат спит, служба идет. Но, конечно, не хотелось бы обобщать. У нас и среди наших клиентов есть ряд компаний и их топ-менеджеров, которые, действительно, относятся к бизнесу как к своему детищу, хотя, на самом деле, являются наемными, и работают не 40 часов в неделю, а и 50, и 60 часов в неделю. И, действительно, даже вплоть до того, что сгорают на работе ради дела. Вот это, действительно, классные профессионалы.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо за ответ. Но я, все-таки, когда задавала вам этот вопрос, имела в виду несколько другое. Как вы думаете, существует вообще в голове у человека нечто, что-то такое, что одного ведет по пути владельца, а другого – по пути замечательного профессионала, но наемного работника? Они чем-то принципиально отличаются, эти две категории людей, или нет?

ФЕДОСЕЕВ: Ну, я сказал, чем они отличаются, но это уже по факту.

ЛИХАЧЕВА: Да. А изначально?

ФЕДОСЕЕВ: А изначально, на самом деле, таких может отличий и не быть. Таких может отличий и не быть, и мы видим много примеров, когда люди, успешно делая карьеру, дорастают до топ-менеджеров, потом организуют свои компании, и уходят во внешний бизнес самостоятельный.

ЛИХАЧЕВА: Вы знаете, есть такая статистика – поправьте меня, я, наверное, ошибаюсь, по статистике я смотрю, у вас в этом деле, конечно же, гораздо лучше, чем у меня. Так вот, говорят, что если до 33 лет со своим бизнесом не стартовал, то шансов уже мало, и ты имеешь возможности быть замечательным топом, но самому стартовать уже как-то сложновато. Просто психологически, что ли, нет?

ФЕДОСЕЕВ: На такой счет пока еще не имею, и на самом деле, есть у нас несколько примеров, когда люди и после стартовали, и в принципе, успешно. Но какой процент – сейчас я вам назвать не смогу. Но тут это, может быть, просто базируется на других уже, более, что ли, основополагающих постулатах, когда люди говорят, что жизнь – это тормозной путь юности, молодости. И, соответственно, если ты в юности, в молодости задал себе какой-то вектор и какую-то скорость развития – она определяет тебе всю дальнейшую жизнь.

ЛИХАЧЕВА: Один замечательный мозговед у нас в эфире сказал так: в юности у человека в голове существует избыточное количество нейронов. И если до определенного возраста ты их не задействуешь, то дальше все, они просто отмирают, как невостребованные, и дальше ты их просто уже при всем желании задействовать их уже не сможешь.

ФЕДОСЕЕВ: Вполне может быть.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, давайте вернемся к нашим топам. У вас есть какая-нибудь классификация, что ли, для наших топов? Они делятся на какие-то типы, именно наши, российские топы? Вы их делите?

ФЕДОСЕЕВ: Мы их можем делить на наших клиентов и не наших клиентов...

ЛИХАЧЕВА: А может быть, есть какие-то другие? Среди ваших клиентов – на кого?

ФЕДОСЕЕВ: Честно говоря, а дальше мы можем делить их просто, кто может стать нашим клиентом, и не может стать нашим клиентом. То есть, такая классификация есть. И мы просто недавно проводили такую статистику самостоятельную на уровне того, что сейчас в прессе очень много информации: та компания банкротится, эта компания банкротится. В общем-то, сейчас корпоративные кладбища полны клиентами, а корпоративные санитары загружены работой на месяцы и годы вперед.

ЛИХАЧЕВА: У вас такая риторика с самого начала программы – мне даже страшновато как-то стало.

ФЕДОСЕЕВ: Это так и есть. Тем не менее, есть, и более того, сейчас еще активное время, когда многие компании не уходят из бизнеса, но собственники теряют свои контрольные пакеты, основатели. И как бы это ни было им тяжело и горько, но мы видим, это происходит. И опять же, это можно сказать, что собственники изменяют амбиции свои, возвращаются на то место, которое они должны занимать. Так вот, мы проанализировали количество таких клиентов, и увидели какую-то странную закономерность, что, сколько мы ни находили – они все как-то нашими клиентами не были, кто сегодня пошел на кладбище. Вот просто вот так. Мы стали анализировать дальше – это не потому, что мы такие супер спасатели и те, кто наш клиент, мы всех спасем, нет. Просто те, кто заведомо выбирал модель бизнеса не основанную на принципах прозрачного, эффективного менеджмента, а как это бывает, «бери больше – кидай дальше», на каких-то властно-связных структурах, или еще что-то, то им мы были не нужны. Причина-то в другом – клиент выбирает нас, а не мы клиента.

ЛИХАЧЕВА: А вы, конечно, сейчас выполняете замечательную функцию, то есть, рекламируете свою компанию. Я нисколько, кстати, не сомневаюсь, что в вашей компании работают высокие профессионалы. С другой стороны, я, в своей программе в том числе, от бизнесменов достаточно высокого уровня выслушивала прямо противоположные высказывания в адрес консалтинга у нас в России. «Сидели, вместо того, чтобы предпринимать какие-то шаги, которые мы знали, как предпринимать, уши развесили, слушали этих консультантов, вот теперь мы имеем». Поэтому не знаю. Я не знаю, с чем это связано, то ли с уровнем консалтинга в принципе, то ли, возможно, люди, с которыми я разговаривала, бизнесмены, выбирали не тех консультантов. По вашему мнению, у нас вообще консалтинг в России грамотный? Он эффективный?

ФЕДОСЕЕВ: Консалтинг в России, честно говоря, не сформировался еще как класс, как отдельная подотрасль. Это показательно на том уровне, что нет нормальной ни одной ассоциации какой-то консультантов, которая бы, как это у любой отрасли, отстаивает, лоббирует интересы, и так далее, и так далее. В доле ВВП мы тоже – вторая цифра после запятой в процентном отношении от ВВП. То есть, в сотни раз меньше, чем в США доля ВВП, вклад в России консалтинга.

ЛИХАЧЕВА: Но тут, мне кажется, еще связано с тем, что, может быть, не все просто показаны доходы консалтинговых компаний?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, консалтинговые компании наоборот, стремятся доходы даже перепоказать, потому что для них это бесплатная реклама в рейтинговых обзорах каких-то, а сейчас это более актуально, потому что на платную рекламу у многих уже денег не будет.

ЛИХАЧЕВА: Понятно.

ФЕДОСЕЕВ: Останется только показывать какие-то такие цифры.

ЛИХАЧЕВА: А вы, когда свои показатели озвучивали в первой части программы, вы этой же стратегией руководствовались?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, мы такой стратегией не руководствуемся, нам-то как раз здесь не надо куда-то пытаться временно скакнуть вверх, потому что 12 лет в рынке и, соответственно, не собираемся.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, Алексей, скажите, пожалуйста, мне, как вы думаете, за 12 лет консалтинг сумел доказать бизнесу, что он ему необходим?

ФЕДОСЕЕВ: Честно говоря, so-so, потому что слишком много, действительно, некачественных консультантов. Кто такой эксперт? Умный человек в очках из другого города, который прочел умную книжку. Поэтому мы это четко понимаем, нам самим бывает сложно в ряде, например, переговоров, тендеров, когда, так сказать, синдром, или на грубом языке. отрыжка получается у реальных бизнесменов, когда они говорят: «Вот мы в прошлом году работали с такой-то компанией, достаточно известной, выкинули кучу денег, ничего не получили, и с вами будет то же самое». И вот ты начинаешь доказывать, что ты не верблюд, и это достаточно сложно, то есть, уже у нас на это наработались...

ЛИХАЧЕВА: Может быть, вы не ту отрасль выбрали, а? Не возникало у вас такое ощущение?

ФЕДОСЕЕВ: Есть такой момент, вы тоже правильно зрите в корень сейчас, и поэтому мы тоже не стоим на месте. А, на самом деле, может быть, тут для полноты информации надо сказать, что я не один стоял у истоков компании «ИНТАЛЕВ», а нас было двое, с Евгением Добровольским, и мы никуда не делись, мы так и двое. Так вот, Женя сейчас выдвинут как раз в авангард консалтинга, где мы уже, по сути, начинаем заниматься услугами на уровне содержания делающими то же, но меняющие ответственность. То есть, там..

ЛИХАЧЕВА: Давайте прервемся на этом месте...

ФЕДОСЕЕВ: Давайте.

ЛИХАЧЕВА: ..Буквально на две минуты, потом вы расскажете, чем же вы сейчас собираетесь заниматься, вместе с Евгением Добровольским, вашим партнером. Прервемся и очень скоро вернемся в студию «Финам FM» вместе с генеральным директором группы компаний «ИНТАЛЕВ», Алексеем Федосеевым.

Реклама

***

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Адрес нашего сайта – www.finam.fm. У нас сегодня в гостях человек, который уже очень много лет, уже не первое десятилетие, занимается технологией успеха. Алексей Федосеев, генеральный директор группы компаний «ИНТАЛЕВ», 11 у вас уже офисов на территории бывшего СНГ. Еще раз, пожалуйста, сами озвучьте годовой доход вашей компании?

ФЕДОСЕЕВ: 340 миллионов рублей.

ЛИХАЧЕВА: Это прошлый год.

ФЕДОСЕЕВ: Да, это за прошлый год.

ЛИХАЧЕВА: А первый квартал этого года?

ФЕДОСЕЕВ: Здесь мы сейчас не будем точные цифры пока разглашать, потому что мы придерживаемся статистики, годовые цифры. Есть определенная сезонность. Еще раз повторюсь, что темпы роста такие, что мы выдержим, надеюсь, в этом году 40-50% прироста к прошлому году. Но дальше считайте сами.

ЛИХАЧЕВА: Но вы сейчас озвучиваете реальные цифры, вы сейчас не завышаете их?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, а что нам завышать.

ЛИХАЧЕВА: Ну, для того, чтобы – вы же объяснили нам, для чего это делается, в предыдущей части программы.

ФЕДОСЕЕВ: Да. Но тут, наверное, уже просто вопрос именно в менталитете людей. К сожалению, мы как раз в этих вопросах врать не научились.

ЛИХАЧЕВА: Мне кажется, в консалтинге нельзя не научиться врать и быть успешными.

ФЕДОСЕЕВ: А вы заметили, как я тонко ответил? В этих вопросах мы врать не научились.

ЛИХАЧЕВА: Да, вы тонко отвечаете на некоторые вопросы. Хорошо, мы с вами до паузы остановились на том, чем вы собираетесь заниматься еще, вместе с вашим партнером, Евгением Добровольским. Куда вы ринетесь.

ФЕДОСЕЕВ: Так вот, и соответственно, мы себе тоже стали задавать этот вопрос, лет через 8 деятельности в консалтинге: если мы такие умные, что же мы такие бедные? Классический вопрос, который задают многие люди, от Уоррена Баффета до нас. И, соответственно, мы понимаем, что всегда отношение к консультантам будет предвзятое, будет осторожное, и самое главное, что позиция консультанта: советуешь, но не отвечаешь. Принцип консалтинга именно такой, что ты не отвечаешь за последствия, и ты действительно не можешь отвечать, исходя из того, что дальше твои советы будут реализовывать другие головы, другие руки и компании.

ЛИХАЧЕВА: Да, это все понятно.

ФЕДОСЕЕВ: Так вот, соответственно возникла сначала идея, теперь это уже апробированное, но пока еще небольшое направление деятельности, однако очень перспективное...

ЛИХАЧЕВА: Что? Что? Не томите вы.

ФЕДОСЕЕВ: ..Заключающееся в том, что мы именно открыли инвестиционную управляющую компанию, которая занимается тем, что привлекает, сама делает инвестиции, и управляет бизнесами.

ЛИХАЧЕВА: Совместили три в одном.

ФЕДОСЕЕВ: Понимаете отличие?

ЛИХАЧЕВА: Да, конечно, что ж тут не понять.

ФЕДОСЕЕВ: То есть, мы, во-первых, отвечаем деньгами своими, и рискуем, но мы не инвестируем в акции, или в недвижимость, или еще что-то, а мы, такие ограниченные, инвестируем только в те бизнесы, которыми сами управляем. И это дает нормальный результат. То есть, это другое направление, может быть, сейчас на нем мы завершим разговор, потому что это другая компания, называющаяся «Позитив», и она вообще мало связана с «ИНТАЛЕВ». Она вообще никак не связана, кроме того, что люди там, ряд людей те же.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, раз вы заговорили про инвестиции. Проконсультируйте меня сейчас – можно бесплатно, ладно? Скажите, если у меня сейчас есть 1 миллион рублей, мне куда его проинвестировать? Я понимаю, денег немного, но все-таки?

ФЕДОСЕЕВ: Вы проинвестируйте в то, что всегда будет с вами. Что это такое? Это либо здоровье...

ЛИХАЧЕВА: Пластическую операцию сделать?

ФЕДОСЕЕВ: Ну, может быть, для вас это может быть хорошей инвестицией, если у вас цели какие-то стоят определенные.

ЛИХАЧЕВА: Нет-нет-нет, у меня определенных целей нет.

ФЕДОСЕЕВ: Понимаете? Вот. Поэтому перед тем, как отвечать на вопрос, я должен сначала понять, какие у вас цели по жизни.

ЛИХАЧЕВА: Короче, хочу заработать два миллиона. Такая цель. За год.

ФЕДОСЕЕВ: А теперь – за счет чего?

ЛИХАЧЕВА: Вот это вы мне посоветуйте, за счет чего. Куда мне ринуться, чтобы с моим миллионом за год заработать два? Вы же консультант.

ФЕДОСЕЕВ: Сегодня я вас отсоветую от этой идеи, и задача консультанта – как и, опять же, та же стратегия, стратегия это не только ответ на вопрос «чем мы будем заниматься». Это еще и ответ на вопрос, «чем мы не будем заниматься». Так вот, я вам хочу сказать, что сегодня вы не заработаете через год два миллиона. Не заработаете. Вы можете их на халяву получить – в лотерею, в казино сходить.

ЛИХАЧЕВА: А за сколько можно заработать?

ФЕДОСЕЕВ: Сегодня это можно заработать, в лучшем случае, лет за пять.

ЛИХАЧЕВА: И куда мне обращаться, в какое окошечко, для того, чтобы заработать эту сумму?

ФЕДОСЕЕВ: Теперь уже...

ЛИХАЧЕВА: Ниши какие, конкретно?

ФЕДОСЕЕВ: Здесь надо просто понимать о том, какие отрасли будут перспективны, актуальны в ближайшее время. Безусловно, это, наверное, сельское хозяйство и пищевка, соответственно, вот вам одна наводка. Это определенное инфраструктурное строительство – вот вам еще подходы. И так далее, то есть, на самом деле, я просто хочу обратить ваше внимание, что мы как раз не инвестиционный консультант, который просто советует. Наша задача здесь, если мы говорим именно об «ИНТАЛЕВ», заключается в том, что у бизнеса есть инвестиции. Либо они хотят их получить. И задача в том...

ЛИХАЧЕВА: Либо они уже сами знают, куда инвестировать, а вы их учите, как.

ФЕДОСЕЕВ: Да, и наша задача – создать технологию, как, абсолютно верно. Потому что куда – это и есть предпринимательство. И если бы мы все за всех знали, то сами понимаете...

ЛИХАЧЕВА: Но вы сами были бы предпринимателями.

ФЕДОСЕЕВ: Э-э, мы ими являемся. Мы бы здесь сейчас не сидели.

ЛИХАЧЕВА: А где бы вы сидели, интересно?

ФЕДОСЕЕВ: Я бы сидел в каком-то из замков, исходя из своего хобби, и там бы иногда давал очередной совет, куда инвестировать очередной миллиард, но, наверное...

ЛИХАЧЕВА: Или давал совет мажордому, в какую из 16 спален.

ФЕДОСЕЕВ: Что-то разместить.

ЛИХАЧЕВА: ...Подать женщину, допустим.

ФЕДОСЕЕВ: Абсолютно верно.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, давайте мы с вами окунемся в тот самый год, когда вы свою собственную компанию строили, когда вы почувствовали себя предпринимателем. Я так понимаю, что это случилось у вас еще на 3-м курсе университета.

ФЕДОСЕЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: Вы учились в Питере, вы учились на менеджера, и вы уже на третьем курсе решили попробовать себя в качестве предпринимателя-консультанта.

ФЕДОСЕЕВ: Я тут только поправлю в ваших словах: не решили попробовать, а решили сделать. Попробуйте отжаться. Можно или отжаться, или не отжаться.

ЛИХАЧЕВА: О, кстати, спасибо. Это большая разница?

ФЕДОСЕЕВ: Понимаете? А вот попробовать отжаться нельзя

ЛИХАЧЕВА: Начиная бизнес, нельзя ставить себе в голове, что я хочу попробовать? Нужно делать, или не делать.

ФЕДОСЕЕВ: Да, здесь, наверное, или ты начинаешь, и как беременность – нельзя быть наполовину беременным.

ЛИХАЧЕВА: Вам виднее, конечно.

ФЕДОСЕЕВ: Так же и в бизнесе. Здесь надо просто сказать, и все. Плюс дальше уже личные качества. Мы с Женей как раз практически никак не привыкли работать на дядю, то есть, наемных менеджеров. Мы, причем, друг у друга этого не спрашивали, это уже потом мы узнали, оказывается, что оно так, такие ценности есть. А если ты не хочешь работать на кого-то, значит, надо работать на себя. Но это сегодня выглядит все так смешно и интересно, вспоминая то время, работа на квартире, серьезная инвестиция была там сумма в 100 долларов, зарплата была...

ЛИХАЧЕВА: Для питерских студентов 90-х годов это, по-моему, была очень большая сумма, ведь правда?

ФЕДОСЕЕВ: Да. Мы первую зарплату наемным сотрудникам платили 50 долларов, и так далее, было такое. Поэтому это достаточно серьезная работа, и этот вопрос упорства. Как раз этот самый вопрос упорства и упрямства, который я говорил, отвечая на ваш вопрос про предпринимателей, что без него «ИНТАЛЕВ» бы точно не было, это первый фактор. И второй фактор – это упорство не тупое, в чем-то можно упереться, в дерево, и стоять тоже упрямо, пока дерево не сломается, лет 70, вместе с ним умрешь. А это, соответственно, в том числе упрямство уже потом было, знаешь, как менеджер – создание команды. И вот это тоже, безусловно, нужно отразить, что без команды мы бы сегодня не добились того, чего имеем, и поэтому и привет бы хотелось передавать. Не здравствуй, мама, здравствуй, папа, а привет всем нашим сотрудникам, с которыми мы вместе достигаем поставленных целей.

ЛИХАЧЕВА: А вы в какой момент поняли, что наконец у вас та самая команда, с которой вы можете если не горы сколотить, то по крайней мере, быть спокойным за эту команду?

ФЕДОСЕЕВ: Года 4 назад. Я думаю, года 4 назад.

ЛИХАЧЕВА: Это сколько времени прошло со дня основания?

ФЕДОСЕЕВ: Лет восемь.

ЛИХАЧЕВА: То есть, 8 лет вы строили?

ФЕДОСЕЕВ: Да, примерно так. И мы до сих пор гордимся, что у нас есть сотрудник, который работает практически с основания компании.

ЛИХАЧЕВА: Один?

ФЕДОСЕЕВ: Который с основания – один. Не каждая птица долетает, как говорится.

ЛИХАЧЕВА: Я поняла, да.

ФЕДОСЕЕВ: Но костяк, как мы называем это боеголовкой, это по 7, по 8 лет работают люди. Лет 6 назад мы приняли решение, как говорится, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе, и переехали в Москву.

ЛИХАЧЕВА: Не пожалели?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, а что жалеть-то. В Москве деловая активность вся происходит в России, поэтому надо быть. Я же сказал – если гора не пришла к Магомету, то придется нам прийти к ней. И вообще, жалость – это как раз то качество, которое не нужно предпринимателям. Им не надо ни жалеть, ни надеяться...

ЛИХАЧЕВА: Да, я не про жалость, а про некоторое сожаление, это, все-таки, разные вещи. Хорошо, не жалеете. У нас прямо буквально на прошлой неделе, в одной из вечерних линеек, такая тема поднималась: а что такое Питер? Окно в Европу, или обыкновенный провинциальный город? Вы, как человек, который долгое время строил жизнь и свой бизнес в Питере, и все-таки, как вы сказали, в один день приняли решение, и переехали сюда, в Москву. Вы какой точки зрения придерживаетесь?

ФЕДОСЕЕВ: На уровне спинного мозга и всех нервных клеток я остаюсь питерцем, и болею так же за «Зенит». И здесь никуда не девается, это уже, наверное, как говорится, по гроб жизни, то есть, ценности здесь не меняются. Но на уровне бизнеса надо отдавать себе честный, трезвый отчет, что Питер – это, все же, обычный провинциальный город-миллионник. Я как раз недавно смотрел статистику, как в кризис изменяется потребление различных продуктов питания населением, тоже за первый квартал. В Москве – значительно меньше видны кризисные явления, то есть, здесь это видно значительно меньше, в Питере себя люди ведут так же, как в любом другом городе-миллионнике. Как, я не знаю, в Нижнем Новгороде, как, допустим, в Новосибирске, или еще как-то. И это ни хорошо и ни плохо, это так есть.

ЛИХАЧЕВА: Вас что-нибудь бесит в москвичах?

ФЕДОСЕЕВ: Да, первые несколько лет хотелось всей Москве заказать...

ЛИХАЧЕВА: Убить.

ФЕДОСЕЕВ: ...Через Юрия Лужкова корпоративный тренинг, как раз, системность мышления и системность бизнеса. Потому что этих качеств просто не хватало, люди просто бегают как сумасшедшие, но бывает зачастую, если посмотреть в сухом остатке, он просто пробегал весь день, а ничего не добился, ничего не сделал, как говорится, пар в свисток уходит. Хотелось это сделать...

ЛИХАЧЕВА: Часто бывает здесь так: главное, процесс, а не результат.

ФЕДОСЕЕВ: Вот-вот-вот. И такие моменты, и просто эта беготня.

ЛИХАЧЕВА: Не деятельность, а имитация деятельности.

ФЕДОСЕЕВ: То есть, поначалу как-то это казалось уж слишком бессмысленным, сейчас отчасти привык, и, соответственно...

ЛИХАЧЕВА: В каком смысле? Приспособились, или?

ФЕДОСЕЕВ: Да, да, так тоже.

ЛИХАЧЕВА: Сами стали так бегать, носиться?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, просто уже не удивляешься.

ЛИХАЧЕВА: А, в этом смысле.

ФЕДОСЕЕВ: Раньше я этого стеснялся, а теперь я этим горжусь, как говорится.

ЛИХАЧЕВА: Вы производите впечатление человека достаточно быстрого, и говорите вы быстро.

ФЕДОСЕЕВ: Поэтому я адаптировался быстро.

ЛИХАЧЕВА: Понятно.

ФЕДОСЕЕВ: Еще раз повторюсь, это тоже, наверное, связано с определенными временными моментами, и постепенно бизнес изменяется, он, безусловно, растет, квалификации растут. И сегодня это уже нормальное состояние. Сегодня наоборот, бывает, приезжаешь в какую-то провинцию, в регион – я достаточно, как вы видите, активно езжу, общаемся мы с нашими клиентами, это предприниматели, и по сути, мы являемся хорошим барометром ожиданий макроэкономических. Не то, что наше правительство, за Садовым кольцом находясь, думает, а именно реально в стране что происходит, ты видишь. Так вот, бывает, немножко напрягает, действительно, медлительность. Медлительность такая, спокойность людей…

ЛИХАЧЕВА: Да, да, да.

ФЕДОСЕЕВ: Отсутствие энергетики.

ЛИХАЧЕВА: После Москвы, на самом деле, к этому нужно еще привыкнуть.

ФЕДОСЕЕВ: Да, да. Отсутствие энергетики, у людей не хватает. Ну что же делать, будем использовать это, то, что есть.

ЛИХАЧЕВА: Себе на благо.

ФЕДОСЕЕВ: Ну, да.

ЛИХАЧЕВА: Наверняка, у вас получится. Один из последних вопросов: а вам самому чего не хватает? Энергетики вам хватает, я тут поняла, а не хватает? Замка вам не хватает, правильно? Вам пока не хватает замка старинного, это же ваше увлечение?

ФЕДОСЕЕВ: Да, но это не цель, чтобы он был, и жизнь закончилась...

ЛИХАЧЕВА: Уж я надеюсь, не так все.

ФЕДОСЕЕВ: ... Тогда это будет не интересно.

ЛИХАЧЕВА: Конечно.

ФЕДОСЕЕВ: На самом деле-то, я на этот бы прямой вопрос ответил, в принципе, как говориться, тьфу-тьфу-тьфу...

ЛИХАЧЕВА: Вы идеальны, что ли?

ФЕДОСЕЕВ: Нет, я не то, что идеален. Но я думаю, что по-крупному – вопрос-то в другом, что мне не хватает?

ЛИХАЧЕВА: Так он так и звучал.

ФЕДОСЕЕВ: И, может быть, другие люди, оценивая меня, могут миллион факторов назвать – что мне не хватает того, сего, пятого, десятого. И о'кей, могут они быть правы. Но моя собственная оценка – это, как раз, опять же, к вопросу об упрямстве – может быть, мне не важно, что миллион людей думает обо мне. А моя собственная оценка, что по-крупному пока все в рамках того, что и хотелось, и как хотелось двигаться. Поэтому горевать особо не о чем.

ЛИХАЧЕВА: Высокая...

ФЕДОСЕЕВ: Это и нормально, а что же, иначе бы, ты сам работаешь, а потом горюешь – это какой-то маразм, значит, ты плохо работаешь, ну ты меняй что-то в жизни, понимаете.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы с вами доживем до 70 лет, а потом подумаем. И вообще, прикидывая на себе эту шкурку...

ФЕДОСЕЕВ: Нет, давайте будем думать каждый год, это тоже черта характера. Люди, бывает, наступает новый год. Традиционно, особо девушки, любят под новогоднюю елку какие-то записочки писать, какие-то там мечты, желания, подарки. У меня в семье другая традиция, мы просто садимся с женой, теперь вот уже будем с детьми садиться, и это тоже задача – приучить их. И мы ставим планы. То есть, мы, во-первых, оцениваем, что мы добились в прошлом году, просто по-крупному, из того, что мы год назад хотели, и ставим планы на следующий год. По-крупному, вешками и так далее. То есть, мы не какие-то мечты хотим, сюрпризы, которые никогда не сбудутся. Мне никогда не везло в лотерее. А мы просто ставим, что хотим добиться.

ЛИХАЧЕВА: А как же сюрпризы, мечты? На новый год, да вы что? Вы не романтик совсем?

ФЕДОСЕЕВ: Да, к сожалению...

ЛИХАЧЕВА: А говорите, замки.

ФЕДОСЕЕВ: ... Действительно, я не романтик.

ЛИХАЧЕВА: Вот вам чего не хватает!

ФЕДОСЕЕВ: Да, вот видите.

ЛИХАЧЕВА: Это, наверное, единственное, чего вам не хватает!.

ФЕДОСЕЕВ: С точки зрения женщины – да, я здесь соглашусь. И еще много чего будет не хватать. Я же еще раз говорю, но то, что на ваш взгляд, мне не хватает романтики, на мой взгляд, для меня это не минус.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо.

ФЕДОСЕЕВ: Я с этим нормально справляюсь, понимаете.

ЛИХАЧЕВА: Вам, как профессионалу, в общем – ну, не хватает мне романтики.

ФЕДОСЕЕВ: Да. Мне как раз романтика будет мешать. В бизнесе если я буду излишне романтичным.

ЛИХАЧЕВА: Я пожелаю вам, чтобы вам ничего, включая романтику, не мешало ни в бизнесе, ни вообще в жизни. Передавайте жене привет. И я вашей жене пожелаю, чтобы на следующую елочку вы не только так четко спланировали с ней и какую-то стратегию разрабатывали на следующий год, но и преподнесли какой-нибудь сюрприз, ей и себе.

ФЕДОСЕЕВ: А одно другому не мешает.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо.

ФЕДОСЕЕВ: Одно другому не мешает. Но надо понимать, что сюрприз ты скушаешь, или еще что-то, а план на год – он всегда с тобой.

ЛИХАЧЕВА: Вы абсолютный консультант, вот честное слово Спасибо вам большое.

ФЕДОСЕЕВ: Привык.

ЛИХАЧЕВА: Да, да. Совершенно цельный образ, консультант такой с большой буквы «к». Спасибо вам большое.

У нас сегодня в гостях был Алексей Федосеев, генеральный директор группы компаний «ИНТАЛЕВ». Эту программу помогали делать: продюсеры Ирина Колоскова, Элина Буцкая, корреспондент Валентина Васильева. За пультом сегодня – Анна Соколова. Меня зовут Елена Лихачева, я с вами прощаюсь до завтра Счастливо!