КНИГИ:


Атака на результат. Продажи В2В


Подробнее...
 
 
 Офисы сети ИНТАЛЕВ
Ключевые показатели эффективностиУправление финансамиСтимулирование персоналаДокументооборот и бизнес-процессыУправление проектами


2 сентября 2014
« 2014 »
« Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     





Электронные государственные системы: проблемы взаимодействия

Информационные технологии

Поделиться |

Электронные государственные системы: проблемы взаимодействия


Бегать должны данные, а не граждане.
Герхард Шрёдер, бывший канцлер ФРГ

Программе "Электронная Россия" уже исполнилось четыре года. В этой сфере сосредоточены основные средства, которые осваивает отечественная ИТ-индустрия. Один за другим региональные органы власти рапортуют о создании электронных правительств, на слуху крупные ИТ-проекты по автоматизации ведомств... Сегодня ИТ-технологии готовы предоставить средства для решения задачи любого масштаба. Однако насколько скоординированы все эти проекты? За нашим круглым столом мы постарались рассмотреть все аспекты взаимодействия региональных и центральных органов государственной власти, ведомств и потребителей государственных ИТ-услуг.

Участники:
Олег Симаков, начальник отдела перспективного развития
Управления делами, Российского фонда федерального развития (Фонд)
Александр Данилин, департамент консалтинга и технической поддержки,
руководитель практики по работе с государственными организациями, Microsoft
Андрей Рябцев, директор департамента
федеральных и региональных программ, УСП "КомпьюЛинк"
Алексей Хромов, директор департамента продвижения ПО IBM,
консалтинговая группа "Борлас"
Александр Каранкевич, эксперт, "Систематика"

Единая федеральная стратегия информатизации

Intelligent Enterprise: На сегодняшний день административная реформа еще не закончена, бизнес-процессы государства формализованы не до конца, а автоматизация государственных органов уже идет. Чем руководствуются госструктуры при выборе ИТ-решений? Существует ли единая федеральная стратегия и архитектура ИТ на уровне государства и госпредприятия?

Александр Данилин: Бизнес-процессы, или, как принято говорить в отношении государственных ведомств, административные процедуры, существовали всегда. Явно или нет, но они были. Возможно, их не описывали так четко, как это стало возможно после появления 10 - 15 лет назад соответствующего инструментария, когда во всем мире стали уделять внимание анализу и описанию бизнес-процессов. Поэтому информационные системы тогда создавались под те неявные административные процедуры, причём создавались они не просто так, а продуманно, и есть примеры удачных внедрений. Административные реформы сегодня продолжаются, но для того чтобы создать разумную и решающую нужные задачи информационную систему, не обязательно до мелочей прописывать стратегию деятельности организации. Об этом свидетельствует опыт работы не только государственных организаций, но и коммерческих структур. К тому же основные принципы работы и функции государственных ведомств так или иначе формулируются при их создании и прописываются в нормативных документах. К положительным моментам можно отнести и то, что в 2004 году на правительственном уровне было принято постановление и сформулированы соответствующие методические рекомендации по составлению докладов о результатах и основных направлениях деятельности федеральных органов государственной власти - так называемых ДРОНДов. Теперь федеральные ведомства должно ежегодно готовить документ с отчетом о сделанном за предыдущий год и стратегическими целями на следующий. Под каждую стратегическую цель подбирается соответствующий набор тактических задач, а под каждую задачу - набор показателей, по которым можно определить, были ли получены нужные результаты. Имея такие структурированные описания деятельности ведомств, специалисты, отвечающие за развитие информационных технологий, могут более четко и разумно формулировать и цели в области автоматизации.

Александр Каранкевич: При решении такого рода задач успех проекта во многом зависит от накопленного опыта работы в конкретной сфере. Чем больше опыт, тем проще реализуются бизнес-процессы. О государственных структурах в этом отношении сложно сказать однозначно. Есть ряд ведомств, где информационные системы созданы благодаря тому, что были четко прописаны процессы деятельности. Вместе с тем на общегосударственном уровне ситуация другая. В настоящее время в рамках федеральной целевой программы "Электронная Россия (2002-2010 годы)" предложены концептуальные основы единой ИТ-архитектуры на федеральном уровне, ведутся работы по созданию элементов единого информационного пространства. Разработка регламентов взаимодействия и стандартов оказания государственных услуг в настоящее время ведется в рамках административной реформы. Однако с уверенностью сказать, что существует единая федеральная стратегия и ИТ-архитектура на общегосударственном уровне, наверное, будет преувеличением, скорее она только формируется.

Александр Данилин: У нас пока нет официальных документов, описывающих весь комплекс государственных информационных систем - какие уже функционируют, в каком направлении их нужно развивать и для чего, как они должны взаимодействовать между собой. Конечно, определенные нормативные документы есть - к примеру, этим летом правительством был введен документ "Концепция региональной автоматизации". Я слышал положительные отзывы о нем от специалистов и руководителей, занимающихся региональной информатизацией. И тем не менее считаю, что набор нормативных актов, который должен регулировать информатизацию органов государственной власти, сформулирован не полностью. Если обратиться к опыту США, то там каждое федеральное ведомство должно иметь как минимум пять документов, связанных с информатизацией. Первый из них - его название на русский язык можно перевести как "Ведомственная концепция информатизации", является основным, и он ближе всего к российской практике написания таких стратегических документов в области информатизации. Второй документ должен описывать принятую в ведомстве методику отбора проектов для реализации . Есть общая концепция, показывающая направление движения и определяющая ресурсы, которые организация должна использовать в своей работе по информатизации. Но каждые год-полтора нужно утверждать конкретный набор проектов, необходимых для движения по намеченному пути. Формально должны быть описаны методики создания информационных систем и их жизненный цикл от момента разработки до вывода из эксплуатации или замены на новую версию. Следующий документ, который должен быть в каждом федеральном ведомстве, - ведомственная архитектура информационных технологий, то, что по-английски называется Enterprise Architecture (слово Enterprise, т. е. дословно "предприятие", за рубежом используется как в бизнес-сфере, так и относительно к органам власти). Этот документ на языке, понятном и техническим специалистам, и функциональным руководителям, описывает организацию основных информационных систем. И последний документ связан с информационной безопасностью. Вот эти пять документов должны быть в каждом ведомстве, мне такой подход кажется очень разумным. Но у нас на сегодняшний день на федеральном уровне не определен набор методик, призванных помогать ведомствам в создании грамотного набора таких документов.
Я думаю, чтобы заполнить вакуум в этом вопросе в плане методических рекомендаций, года вполне достаточно.

Андрей Рябцев: Это вакуум уже начал заполняться. В 2006 году Федеральным агентством информационных технологий (ФАИТ) был объявлен конкурс на тему "Разработка унифицированной методики подготовки концепций и целевых программ использования ИКТ в деятельности органов государственной власти, а также комплекта документов и проектов стандартов в сфере использования ИКТ и управления их внедрением в органах государственной власти".

И если Министерству информационных технологий и связи совместно с ФАИТ удастся придать официальный статус разработанным в рамках этого конкурса документам, то в результате мы получим набор типовых методик и стандартов по автоматизации органов государственной власти РФ. А кроме того, с помощью таких стандартов можно будет решить проблему взаимодействия регионов и федерального центра по обмену данными.

Что касается непосредственно автоматизации, то она идет как со стороны регионов, снизу вверх, так и сверху вниз, со стороны федерального центра. В регионах этот процесс проходит прежде всего в рамках создания элементов электронного правительства. И речь здесь главным образом идет не о межведомственном взаимодействии с федеральными органами власти, а о взаимодействии внутри правительства региона, когда нужно интегрировать информационные системы учета кадров, систему документооборота и т. д. Объединение таких систем по общей технологии позволит добиться того, что услуги, которые запланированы органами исполнительной власти для оказания гражданам, будут носить сквозной характер. То есть после регистрации запроса на портале региона этот запрос будет автоматически проходить через информационные системы всех необходимых департаментов, а гражданин, подавший заявление, сможет в любой момент отслеживать, в каком состоянии находится его запрос и кто по нему дал ответ. При этом в органах власти четко прописывается время реакции на запрос. На создание таких систем в регионах сейчас выделяются основные средства.

Есть еще один ключевой момент. Когда в 2002 году был дан старт "Электронной России", в регионах либо вообще не было инфраструктуры, либо она находилась в зачаточном состоянии (локальная сеть в здании правительства), в органах исполнительной власти не было каналов связи с районными администрациями, не говоря уже о муниципальных образованиях. Всё это не позволяло внедрять информационные аналитические системы "верхнего" уровня (мониторинг развития субъекта РФ, единый документооборот, контроль исполнения бюджета и т. д.). Сейчас, когда такая инфраструктура появилась в большинстве регионов страны, процесс региональной информатизации переходит к следующему этапу - создания и интеграции сложных информационно-аналитических систем.

Алексей Хромов: Федеральная стратегия в области ИТ определена утвержденной в 2004 году правительством "Концепцией информатизации федеральных органов государственной власти РФ до 2010 года"; недавно аналогичная концепция утверждена для региональных органов госвласти. Одна из ключевых задач, определенных этой концепцией, - создание единого информационного пространства органов госвласти через интеграцию используемых ими разнородных информационных систем. Задача осложняется значительной территориальной распределенностью федеральных органов и недостаточной проработкой вопроса о порядке обмена информацией между ними. Кроме того, постоянное изменение организационной структуры органов государственной власти также не способствует облегчению данной задачи. Однако административную реформу нельзя провести раз и навсегда - эти изменения будут проходить постоянно по вполне объективным причинам.

Единственно возможное решение задачи в данной ситуации - создавать максимально гибкие ИС, беря за основу уже эксплуатируемые ведомственные системы и обеспечивая их гибкую интеграцию с возможностью оперативно менять порядок взаимодействия между ними. Еще пять лет тому назад, когда в арсенале средств интеграциив основном находились только хранилища данных, эта задача была практически нереализуемой. Однако сейчас она становится решаемой благодаря появлению вполне работоспособных программных продуктов, реализующих концепцию сервисно-ориентированной архитектуры - SOA. Концепция SOA позволяет осуществлять гибкую интеграцию не только на уровне данных, но и на уровне бизнес-процессов, то есть дает возможность при изменении бизнес-процессов оперативно, без перестройки работы взаимодействующих информационных систем, менять порядок их информационного взаимодействия.

Олег Симаков: Мне показалось знаменательным то, что все коллеги высказались в одном контексте. Но высказывания эти в основном касались автоматизации в регионах. А ведь есть два слоя. С одной стороны -- региональные правительства и органы исполнительной власти, которые и выступают в роли заказчиков. В этом случае информационные технологии нужны для обеспечения взаимодействия различных структур. А с другой стороны, есть население, которое хочет видеть результаты работы этих органов. Получается, что информационные технологии должны обеспечивать прозрачность деятельности госорганов и при этом решать внутренние задачи, связанные с регламентированными бизнес-процессами, которые реализуются в федеральных ведомствах. Сейчас эти два уровня автоматизации существуют по отдельности, а должны состыковываться. Хотя и тут главное -- не перегнуть палку, чтобы не вернуться к тому, от чего мы отказались 15 лет назад. Ведь излишняя централизация сковывает инициативу на местах. В то же время нужно обеспечить функционирование федеральных ведомств в рамках их полномочий, прав и обязанностей.

Я понимаю, что сегодня половина средств на автоматизацию берется из государственного бюджета. И здесь возникает проблема, с которой в этом году сталкивались и ведомства, и ИТ-компании, - проблема, связанная с реализацией 94-го федерального закона о государственных закупках. Его формулировки не всегда способствуют реализации стоящих перед госорганами управленческих задач. Ведь это самый прогрессивный антикоррупционный закон в мире, а значит, в нем имеются и отдельные "перегибы".

Сегодня я получил из счетной палаты вопросник, где четко прописаны все моменты, на которые нужно обращать внимание во время автоматизации, - начиная от определения концепции ведомства и заканчивая анализом результатов внедрения, определением недостатков системы и поиском способов их устранения. Это говорит о том, что есть грамотные специалисты, которые очень хорошо разбираются в проблеме, что у нас уже складывается культура и люди понимают, чтo должно получиться в итоге, какой результат считать положительным, а какой негативным. Хотя, на мой взгляд, в ведомствах еще плохо научились пользоваться показателями для оценки уровня полученных результатов. Сейчас все пытаются ускорить принятие решений. При этом ожидается, что их достоверность и качество повысится за счет более детального и эффективного анализа информации. А это сложно измерить в государственных органах, потому что результаты деятельности госструктур являются официально значимыми, они не подсчитываются в физических единицах измерения. Ведомства работают со сметой, а не с бюджетом. Поэтому здесь трудно оценить, какой эффект приносят те или иные решения автоматизации. Хотя с точки зрения методологии автоматизация государственных структур ничем не отличается от автоматизации любой коммерческой структуры. Здесь нет АСУТП, но есть системы, которые обеспечивают деятельность ведомств, есть учетные системы, которые обеспечивают решение основных функциональных задач, и есть офисные системы, обеспечивающие поддержку принятия решений. То есть используется полный комплект систем.

Естественно, бизнес-процессы и задачи ведомств постоянно меняются, и возникает проблема отслеживания их соответствия. При этом реализация сложного проекта занимает 9-12 месяцев.

В настоящее время в федеральных ведомствах активно внедряются электронные административные регламенты. Мы уже пользуемся ими в каждом проекте. Конечно, пока еще не выработаны стандарты, а сами регламенты примитивны. Но работа по созданию стандартов идет. И хотелось бы, чтобы эти стандарты подобно 34-му ГОСТу позволяли любой документ сделать вполне прозрачным и структурированным, чтобы реализованный по этим нормативам проект не вызывал споров о качестве.

Проблемы региональной автоматизации

Складывается впечатление, что в России с общей стратегией информатизации органов государственной власти всё уже более-менее в порядке. Однако представители региональных госструктур зачастую при автоматизации своей деятельности исходят из того, чтo они умеют и на что хватает средств, а вовсе не из единой общегосударственной стратегии. Почему это происходит?

Олег Симаков: Мне трудно говорить о положении региональных структур, потому что из центра многое не видно. Об этом, наверное, лучше расскажут коллеги, которые непосредственно работают с регионами. Я же могу сказать, что существует проблема коммуникаций. Именно коммуникаций, а не каналов связи. Многие даже не слышали о концепции информатизации. Россия - огромная страна, и для нее естественно, что несмотря на значительное финансирование должный эффект не достигается. И тут государство должно выработать определенную политику. Есть необходимый минимум, который надо достичь повсеместно. А дальше -- сконцентрироваться на наиболее важных и проблемных участках, тогда и отдача будет больше.

Александр Данилин: Во время встреч с руководителями региональных органов власти можно увидеть, что для региональной информатизации характерен целый ряд проблем. Во-первых - неполное понимание высшим руководством как регионального, так и ведомственного уровня важности тех информационных систем, которые уже существуют и без которых многие ведомства просто не смогут выполнять свои функции: оказывать социальную помощь, учитывать недвижимость, решать вопросы занятости и т. д. Во-вторых, повсеместно видна проблема хронического недофинансирования, которая породила огромное количество функционирующих устаревших систем, разработанных десяток лет тому назад на платформах, которые уже не поддерживаются производителями со всеми вытекающими рисками в плане надежности, доступности и целостности информации. К этому прибавляются неукомплектованные штаты сотрудников, занимающихся информатизацией. С принятием закона о местном самоуправлении появилась еще одна проблема. Дело в том, что органы местного самоуправления имеют свои собственные бюджеты и по идее должны самостоятельно заниматься собственной информатизацией. Но с другой стороны, руководству регионального уровня для принятия правильных решений нужна информация с уровня муниципального. И возникает вопрос: должны ли деньги из бюджета региона идти на создание муниципальных информационных систем? Точного ответа на него пока нет. Велик разрыв между муниципальными и региональными информационными системами, возникший с принятием этого закона.

Андрей Рябцев: К словам Александра можно добавить, что у людей, занимающихся информатизацией в регионах России, часто не хватает знаний о нормативно-правовой базе федеральных органов. Обычно они жалуются на то, что федеральные ведомства не предоставляют данные. Но никто не говорит, на каком основании федеральные ведомства должны давать информацию. Между тем они могут предоставлять информацию только в рамках своей компетенции, описанной в положении о ведомстве и в других нормативных документах.

Но есть регионы, которые на уровне правительства субъекта РФ и руководства федерального ведомства подписали соглашения о межведомственном обмене. В качестве примера можно привести Нижегородскую область, которая заключила с МВД соглашение об обмене данными, о населении. Вопрос в том, как поставить задачу. И если цель поставлена грамотно, то она достигается.
В регионах-донорах вопрос с межведомственным взаимодействием практически решен - на базе местных или федеральных телекоммуникационных операторов. А в дотационных регионах дела обстоят по-разному.

Олег Симаков: Я хотел бы добавить ко всему сказанному следующее. Почему у нас сложилось такое отношение к информатизации на уровне управления? Оно сложилось по той причине, что в любом случае, есть ли у вас информационная система или нет, на стол руководителю надо представить некую бумагу. И ее содержание не зависит от достоверности данных и ответственности. А вот качество этих данных всегда разное. Потому что бумага должна быть представлена в срок во что бы то ни стало, а это означает, что уровень достоверности информации может быть низким и не будет определяться наличием информационной системы. Но в идеале все уровни государственной власти должны отвечать за эти данные вполне конкретным образом. Тогда и желание сделать их точными и внедрить необходимые средства автоматизации будет гораздо выше. Обычно на формирование доклада дается несколько дней. Но при этом надо понимать, что невозможно за три дня сделать то, что должно делаться в течение девяти месяцев. По этому поводу мне вспоминается один эпизод. Лет двенадцать назад я как-то присутствовал при разговоре консультанта одной уважаемой западной компании. И он, бывший полковник морской пехоты США, говорил о том, что есть всего два параметра, по которым нужно оценивать любую работу. Первый - срок исполнения. Это абсолютный параметр, и он должен быть выдержан. А второй параметр - относительный, это качество. И отсюда вытекают все проблемы с информационными технологиями.

Что же касается вопроса о недоукомплектованности штатов и низкой зарплаты ИТ-специалистов госорганов, то на мой взгляд их надо сокращать. Это не значит, что я борюсь сам с собой и с коллегами. Просто их функция должна быть доведена до постановки задачи, приемки и контроля. А выполнение самих задач нужно отдавать на аутсорсинг специалистам, которые работают в коммерческих фирмах. Именно они должны брать на себя ответственность за разработку и поддержание системы и за качество подготовки специалистов, которые будут ее эксплуатировать. В этом случае качество значительно повысится, а аппарат управления сократится до разумного минимума. Причем ИТ-специалисты в государственных структурах станут более высокооплачиваемыми и будут более ответственно относиться к своей работе по постановке задачи и контролю ее исполнения, так как их количество уменьшится. Но эти изменения надо делать комплексно. Например, при заключении договора на техподдержку хочется выйти за сроки бюджетного года. Ведь если компания хорошо проявила себя, то хочется, чтобы она и дальше предоставляла услуги на надлежащем уровне. Но нужно снова проводить конкурс, и если кто-то сделает более дешевое предложение, мы выберем нового партнера, хотя неизвестно, какого качества эти услуги окажутся. Ведь любая мелкая фирма будет выступать с заявлением, что может делать то же самое, только за меньшие деньги. Вообще тема конкурсов очень обширна, и о ней лучше было бы говорить в конце первого квартала следующего года, когда будут ясны плюсы и минусы 94-го закона.

Межведомственное взаимодействие

Давайте поговорим о межведомственном взаимодействии. Тут тоже есть свои проблемы. Ведь вопросы о том, кто, кому и какую информацию должен предоставлять, должно курировать государство. Насколько они отрегулированы?

Олег Симаков: Проблемы, связанные с организацией межведомственного взаимодействия, сейчас стоят очень остро. Структуры никогда не знают, что делается в соседних ведомствах, поэтому многие вещи приходится разрабатывать повторно. Какие-то подходы каждый раз открываются заново. Организация взаимообмена между ведомствами помогла бы сэкономить государственные деньги. Кроме того, ведомства не могут использовать средства друг друга. Например, им запрещено пользоваться сетями других ведомств, потому что есть подозрение, что это приведет к нецелевому использованию ресурсов. Но если заняться продуманной политикой безопасности и организацией коллективного использования сетей, то можно было бы сократить их количество, а следовательно - и расходы бюджетных средств.

Андрей Рябцев: Эта проблема начала решаться с созданием Министерством информационных технологий и связи Федерального информационного центра (ФИЦ). В его структуре создан межведомственный контур (МВК), и уже в нынешнем году там планируется разместить оборудование по нескольким проектам, требующим межведомственного взаимодействия. В том числе проекта, связанного с созданием информационной системы ОСАГО. В результате планируется осуществить взаимодействие ряда федеральных ведомств - ГИБДД, Минсельхоза, Минобороны, Российского союза автостраховщиков и нескольких страховых компаний.

Олег Симаков: Но мне кажется, что для такой организации необходимо создать очень много правил и требований регламентирующего характера. Потому что при попытке организовать информационный обмен с Министерством экономического развития и торговли мы сткнулись с тем, что не можем позволить пользоваться своими ресурсами даже родственному ведомству, так как фактически это уже нецелевое использование, а оно не в интересах ведомства, владеющего ресурсом. Мне кажется, имеет смысл выработать некие регламенты, которые позволили бы ведомствам обмениваться не только информационными, но и технологическими ресурсами.

Александр Каранкевич: Минэкономики в рамках проекта "Электронная Россия" создавало систему взаимодействия налоговой службы и таможенного комитета. Эта работа продолжалась несколько лет, и основная проблема была не сколько в техническом обеспечении, сколько в обеспечении взаимодействия и согласовании процессов деятельности. Конечно, есть случаи, когда межведомственное взаимодействие удавалось наладить, как в приведенном примере между администрацией Нижегородской области и МВД. Но такие системы строятся в основном благодаря волевым решениям руководителей. Государство должно создать условия, в которых обеспечение взаимодействия будет требовать существенно меньших усилий со стороны его участников. Этот процесс в настоящее время только развивается. Проходящая сейчас административная реформа может дать необходимые для этого инструменты. Конечно, есть проблема, связанная с инфраструктурой информационного взаимодействия, преимущественно телекоммуникационной. Но она в большей степени имеет финансовый характер, поэтому я предлагаю на ней не останавливаться.
Сейчас в рамках "Электронной России" Федеральным агентством по информационным технологиям создается федеральный информационный центр, который должен стать основой среды информационного взаимодействия. Без такой среды, единой и понятной для всех, с четкой архитектурой и прописанными стандартами, можно продолжать создавать изолированные ведомственные сети либо решать задачи по обеспечению информационного взаимодействия в рамках нескольких организаций.

Александр Данилин: Есть один пограничный, по крайней мере непонятный мне момент. Является ли, к примеру, региональное правительство одним лицом, отвечающим за сохранение личных данных граждан, или это какое-то количество отдельных департаментов или министерств, каждое из которых несет ответственность за свой кусочек информации? Имеет ли право департамент социальной защиты обмениваться данными с департаментом труда и занятости? Если региональное правительство - это одно лицо, тогда проблем нет. Если это разные лица, тогда другой вопрос. Кроме того, сейчас велик риск потери личной информации внутри существующих ведомств. Ведь системы часто эксплуатируются приходящими людьми, иногда даже студентами, потому что собственная ИТ-служба очень слабая. И без внедренных систем протоколирования всех действий риск потерять информацию внутри ведомства гораздо сильнее риска её потери во время информационного обмена.

Олег Симаков: Подводя итоги, можно сказать, что первая проблема состоит в отсутствии регламентирующих документов. Во-вторых, у нас нет стандарта на обмен информацией. Вопрос о стандартизации назрел давно, и этим занималась группа при Институте электронного государства, которая базируется в Академии народного хозяйства, но результатов до сих пор нет. И третий момент состоит в том, что Министерство информатизации и связи должно создать такие условия, чтобы сами ведомства были заинтересованы в обмене информацией между собой. Ведь сегодня сотруднику ведомства, который несет ответственность за сохранность информации, проще и спокойнее никому никаких данных не предоставлять.

ИТ-услуги государственных ведомств

Для чего нужна информатизация госорганов? Во-первых, для того, чтобы сократить затраты государства и сделать его деятельность более прозрачной, а во-вторых - чтобы избавить граждан от необходимости бегать по разным инстанциям. Какие онлайн-услуги государство может оказывать гражданам и бизнесу уже сейчас?

Андрей Рябцев: Сейчас согласно Федеральному закону Российской Федерации № 94-ФЗ все органы исполнительной власти должны размещать информацию о закупках на официальном сайте госзакупок в Интернете.

Олег Симаков: Но с этим тоже возникают определенные сложности из-за постоянной перегруженности сайта государственных закупок. Невозможно все закупки проводить в Москве. Поэтому внутренним положением фонда филиалам было выдано разрешение осуществлять закупки самостоятельно при условии, что будет создана комиссия и выделен человек, который будет размещать информацию на сайте. Таким образом получается, что в каждом ведомстве за закупки отвечает около ста человек, ведомств у нас чуть больше шестидесяти, а тендеры проводятся постоянно. На основании этого можно оценить нагрузку на сайт.

Алексей Хромов: Я бы к ответу на поставленный вопрос подошел издалека. Если рассматривать ведомства и органы власти как организации, которые предоставляют сервисы населению и коммерческим структурам, то критериями эффективности работы госорганов будут являться скорость проведения транзакции и скорость выполнения запроса. И внедряя информационную систему, нужно добиваться повышения качества предоставления сервисов. При наличии канала доступа к сервисам и единого информационного пространства внутри самой организации можно говорить о сокращении затрат на поддержку всего сервиса как такового. При этом выигрывают как органы государственной власти, так и коммерческие организации и граждане, которые получают ответы на свои запросы в более короткие сроки.
Кроме того, следует отметить такой важный фактор, как стоимость владения информацией. Она напрямую зависит от числа людей, которые обрабатывают информацию и обеспечивают ее целостность.

Александр Данилин: Хочу отметить одну вещь. Да, абсолютные затраты на информатизацию неизбежно будут расти. Но если мы говорим о снижении стоимости услуги, то надо смотреть на удельное снижение затрат в расчете на единицу услуги, например, затрат на подготовку того или иного разрешительного документа. Ведь абсолютная величина объема услуг государственных ведомств может расти. По сути информатизация предназначена не для того, чтобы уменьшить количество людей, задействованных в информационных процессах. Но ее задачей в силу того, что раз в полтора-два года происходит удвоение объема транзакций, удвоение информации, является сдерживание роста числа людей, занятых в обработке данных.

Андрей Рябцев: К концу текущего года государство планирует разработать перечень госуслуг, которые будут предоставляться как физическим, так и юридическим лицам. Перечень будет состоять из нескольких пунктов. При этом в рамках административной реформы важно детально проработать общую схему прохождения услуг через различные ведомства. Только после этого возможно дальнейшее увеличение перечня предоставляемых госуслуг в электронном виде. В настоящее время в некоторых субъектах федерации отдельные ведомства в рамках своих полномочий уже начали оказывать те или иные онлайн-услуги. Например, услуги, касающиеся ЖКХ позволяют гражданам получать специальные справки и данные о льготах, контролировать показатели счетчиков, оставлять жалобы и заявки и т. д.

Александр Каранкевич: Сейчас в регионах, например, активно создаются информационные системы, которые поддерживают оказание услуг, связанных с учетом населения, начислением социальных выплат, предоставлением гражданам доступа к информации о себе. При этом необходимо обеспечить разделение доступа к данным, а также идентификацию граждан при взаимодействии с государственными системами. Для решения этих проблем может быть использована технология, которую принято называть "социальной картой", когда людям выдается пластиковая карточка, с помощью которой можно провести идентификацию в информационных системах. Сейчас только начинатся внедрение таких систем в социальной сфере. Социальная карта также способна обеспечить поддержку оказания транспортных и медицинских услуг. При этом возникает проблема, связанная с необходимостью взаимодействия с федеральными ведомствами, которые занимаются учетом и обработкой социальных данных. К таким ведомствам, к примеру, относится пенсионный фонд. С юридической точки зрения полноценное взаимодействие пока еще не организовано. При решении этой задачи, как всегда, государство наталкивается на проблему финансирования. Конечно, у нас есть регионы-пионеры, где достаточно денег для того, чтобы предоставлять населению услуги на должном уровне. Но их меньшинство. А для остальных регионов на сегодняшний момент представляет интерес разработка типовых решений, установка которых не требует больших вложений. В настоящее время по заказу Федерального агентства по информационным технологиям ведется разработка решений, позволяющих использовать смарт-катры для поддержки предоставления услуг населению на уровне региона.

Александр Данилин: Мы сейчас, к сожалению, не можем оценить, насколько страна продвинулась в плане предоставления гражданам и бизнесу услуг в электронной форме. Потому что никто не знает точно, сколько и каких услуг существует на федеральном и региональном уровнях. В Германии, к примеру, посчитали, что существует 410 сервисов, за каждым из которых стоит соответствующее ведомство. Из них 406 услуг можно оказывать в электронной форме, и только четыре носят принципиально иной характер. А дальше был разработан план действий на пять лет вперед по поводу перевода сервисов в электронную форму. При этом процесс создания "электронного правительства" с точки зрения предоставления услуг в электронной форме становится управляемым и контролируемым. Ведомства начинают нести ответственность за свои действия и реализацию планов информатизации. У нас такого подхода, как это ни прискорбно, реализовано не было.

Как вы оцениваете на сегодняшний день ситуацию с автоматизацией государственных органов?

Олег Симаков: Конечно, есть положительные тенденции. Ситуация сильно изменилась по сравнению с тем, что было несколько лет назад, причем в лучшую сторону. Однако остались еще проблемы. Но было бы странно, если бы их не было вообще. Есть проблемы недофинансирования, отсутствия должного уровня культуры использования информационных ресурсов. Ведь то, что естественно для специалистов в области информационных технологий, не является само собой разумеющимся для представителей различных уровней государственной и муниципальной власти. И мне кажется, что как и во всяком новом деле здесь важно, чтобы широкие массы пользователей попробовали эти инструменты и втянулись. Данный процесс пойдёт всё легче по мере того, как у людей будут появляться домашние компьютеры и доступ в Интернет. Я думаю, что с каждым годом это движение будет ускоряться. Другой вопрос, что хотелось бы ускорить процесс без серьезных дополнительных затрат. Для этого есть стандартные рецепты, которые работают во всех сферах деятельности человека. В первую очередь это best practice - лучший опыт, причём как российский, так и зарубежный. Он очень важен для того, чтобы определить необходимый уровень затрат на развитие информационных технологий. Мы об этом часто умалчиваем, но достаточно посмотреть, сколько тратят на информатизацию европейские государства, и станет понятно, что нам есть куда двигаться. Естественно, мы можем позволить себе не всё из того, что имеет, скажем, Германия. Но мы должны развиваться с учетом международного опыта, экономя средства и не повторяя ошибок. Мне кажется, что мы движемся в правильном направлении, только хотелось бы ускорить этот процесс.



КОММЕНТАРИИ

Пока нет ни одного комментария
*Имя:

Смотрите также

 
 


© 1999-, Группа компаний «ИНТАЛЕВ»®
тел./факс в Москве: (495) 223-27-93, (499) 753-09-37
E-mail: info@intalev.ru


| Управленческий учет | МСФО | Документооборот |
| Ключевые показатели эффективности (KPI) | Системы управления предприятием |
| Обучение | Бюджетирование | Управление проектами |


Rambler's Top100